Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Маленький гигант Айкидо

Он был очень маленький – каких-то 145 сантиметров, весил лишь 54 килограмма и выглядел, словно школьный учитель. Встретив его на улице, вы возможно даже посмотрели бы на него с соболезнованием, мол, обидела природа мужчину. Но он был очень сильный. Сильный в бою. И не случайно учиться у него не стеснялись даже такие знаменитости будо 20 века, как Досин, основатель Сёриндзи-кемпо. И Масутацу Ояма, основатель Кёкусинкай. Звали этого маленького гиганта боевого искусства Годзо Сиода.

Годзо Сиода, основатель школы Йосинкан, прошел чрезвычайно строгую школу у основателя этого направления будо Морихеи Уэсибы. Чего стоит одна лишь “строгая аскеза” араге, что каждые три дня устраивал Уэсиба! С боевым мечом в руках и с белой повязкой на голове он в сопровождении Сиоды в потемках отправлялся в безлюдное место. Там давал ученику меч и приказывал: ”Атакуй меня, целя в повязку на голове! Руби по-настоящему”! Можно себе представить состояние Сиоды, когда он бросался рубить мечом эту белую повязку, едва видную в темноте, ведь, если бы он попал, удар, наверно, убил бы учителя.

Но потом приходила очередь именно Сиоды, когда его атаковал Уэсиба. Он, конечно, останавливал удары в нескольких миллиметрах от головы ученика. Но от звука меча, что рассекает воздух, у того, наверно, холодок пробегал по спине. “Представьте сами, как плохо я себя чувствовал в такие моменты”, – пишет основатель Йосинкан айкидо в своей автобиографии “Айкидо дзинсей” (“Моя жизнь в айкидо”).

Позже, уже после смерти учителя, Сиода делал аналогичные упражнения с злостным боевым псом породы сикоку-ину по прозвищу “Тацу”- “Дракон”. Он выводил его в парк, находил безлюдное место, с силой бил ногой в живот. Озверевший “Дракон” сразу бросался на хозяина, стараясь схватить его клыками, но мастер айкидо уклонялся от атак, отрабатывая тай-сабаки. Сначала он, вероятно, получал много укусов, но позже научился избегать любых атак пса. На этот счет интересно вспомнить мнение Масутацу Оямы, выраженное им в одной из книг, о том, что человек может преодолеть боевого пса только в том случае, если они будут закрыты в комнате площадью не более 12 метров, и у него, к тому же, будет меч. Между тем, Сиода защищался от “Дракона” посредине большого парка и используя лишь голые руки. Так что он в действительности был выдающимся мастером боевого искусства. И не случайно Сиода был лишь одним из трех учеников (к тому же первым из них), кому сам Морихеи Уэсиба присвоил 10 дан – несомненное свидетельство не только выдающегося мастерства основателя Йосинкан, но и того, что его школа, ни в чем не отойдя от основных принципов и идеалов айкидо Уэсибы, является настоящей наследницей искусства большого мастера.

Годзо Сиода родился в 1915 году в семье зажиточного врача. У него были большие возможности для овладения будо, потому что отец, желая воспитать сына человеком мужественным и смелым, еще в детстве построил для него на территории своей усадьбы небольшое додзё, которое назвал “Йосинкан” – “Дворец укрепления духа”. В этом домашнем зале Сиода, когда пошел в начальную школу, занимался кендо, а перейдя в среднюю – дзюдо. Его успехи в этом виде борьбы были настолько поражающими, что однажды на межшкольных соревнованиях он, выступая от своей команды первым, так и не сошел с татами, пока не победил всех соперников, даже не дав своим товарищам возможности побороться. (Эти командные соревнования проходили по типичной для японцев схеме, когда победитель оставался на татами, чтобы бороться со следующим противником, и так до тех пор, пока не будет побежден).

С айкидо, а точнее – с айкидзюцу, как оно тогда еще называлось, Годзо Сиода впервые познакомился в мае в 1932 г. В то время этот семнадцатилетний фанат будо и новоиспеченный выпускник школы, наслушавшись рассказов о подвигах японских “воинов” в Маньчжурии, усиленно тренировался, укрепляя свое тело, чтобы в будущем отправиться на “поле боя”. И вот как-то в мае, по настоятельной рекомендации Мунетака Абе, директора его родной шестой средней школы столичной префектуры Токио, Сиода отправился вместе с ним в додзё Морихеи Уэсибы, которое находилось тогда в Усигоме.

Первое впечатление Сиоды было скептическое. Он был убежден, что самый сильный вид рукопашного боя – дзюдо, и айкидо выглядело очень неубедительно. После того, как он еще немного понаблюдал за тренировкой, его скепсис изменился презрением: “но разве это – будо?!” Сиода уже был готов подняться со своего места и выйти прочь, как вдруг сенсей Уэсиба позвал его:

- Господин Сиода! Не хотите ли попробовать?

- А что можно делать?

- Да все, что хотите!

- Хорошо! – с этим словом Сиода ударил сэнсэя ногой в пах.

Ему показалось, что удар попал в цель, но вдруг он взлетел в воздух и что было мочи ударился затылком о татами. Перед глазами поплыли круги…

С этого памятного дня и началось для Сиоди познания айкидо. В течение восьми лет он перенимал у Морихеи Уэсибы его чрезвычайное искусство, сначала как каеси-деси – “ученика, что приходит на занятие”, а позже и ути-деси – “домашнего ученика”, к тому же любимого, который живет в доме учителя.

По завершении Университета Такусеку (Университет колонизации) Сиода осуществил свою давнюю мечту и выехал на работу в Китай. Там у него было много приключений и много возможностей опробовать технику айкидо в реальном бою и открыть для себя технику атеми – сокрушительного удара в уязвимое место.

В айкидо Сиоды атеми считается вершиной искусства. Особенность айкидо заключается в том, что атеми здесь, в отличие от “ударных” систем, например, каратэ, не отрабатывается как самостоятельный вид техники (в этом отношении айкидо приближается к старым школам дзюдзюцу), поскольку в них используется та же “сила дыхания” кокюреку, что и в бросках. В этом смысле, атеми в айкидо базируются на том же фундаменте, что и броски. И поэтому отдельные занятия по технике ударов не нужны. Об этой специфике атеми в айкидо Годзо Сиода обстоятельно рассказывает в своей книге “Айкидо сюге” (“самоусовершенствование посредством айкидо”). Мастер указывает, что тренировки в айкидо направлены на овладение умением концентрировать силу всего тела в одном месте, а это значит, что действительный специалист способен нанести сокрушительный удар в любой участок тела противника. Секрет здесь заключается в фиксации серединной линии человека (тюсинсен) и точном расчете времени, что позволяют реализовать “силу дыхания”. В результате все тренировки бросков и болевых приемов одновременно оказываются и тренировками техники ударов. Кроме того, в айкидо Йосинкан приемы атеми являются частью многих других приемов. Как отмечают японские специалисты, это отличает Йосинкан от, например, айкидо Айкикай, где главное внимание уделяется “текучести ки” (ки-но нагарэ) и “текучести техники” (вадза-но нагарэ), через что удары атеми в приемах словно растворяются, и выходит, что возможно перехода от отработки бросков и болезненных приемов к технике атеми почти нет.

Именно владение атеми спасло Сиоде жизнь тем памятным для него днем 1941 года, когда на территории французского поселения в Шанхае ему пришлось вступить в неравный бой с четырьмя китайскими хулиганами. Когда самый здоровый из китайцев, наверно, лидер группы, попробовал ударить японца ногой, тот так отбил удар ребром ладони, что сломал противнику ногу в колене. От второго удара – в ребра – у китайца пошла ртом пена, и он свалился без памяти. Другие решили, что лучше ретироваться. Не удивительно, что, имея такой опыт, в дальнейшем в обучении своему айкидо Сиода всегда подчеркивал значение атеми.

В 1955 р. Сиода учредил своё додзё айкидо, которое в память о старом домашнем зале назвал “Йосинкан”. За время существования этой школы там успело побывать немало известных людей. Но чаще всего вспоминают визит в “Йосинкан” американского сенатора Роберта Кеннеди, во время которого его охранник осмелился выразить сомнение в эффективности айкидо, за что жестоко поплатился: Сиода легко распластал его на татами и вынудил здорово постонать от боли от жестких болевых приемов. Эта демонстрация оставила огромное впечатление на Кеннеди, и он впоследствии не раз делился своим воспоминаниями об этом маленьком гиганте будо.

За этим прекрасным мастерством, однако, стояла гигантская работа. Обычному человеку или даже ученику айкидо, что занимается два или три раза в неделю по два часа, тяжело даже представить себе, сколько времени и силы в течение многих десятилетий Годзо Сиода отдавал самой разнообразной практике. Часами наблюдал за золотыми рыбками, что плавают в аквариуме, стремясь постичь секрет искусства маневрирования, мгновенного изменения напрямую движения в бое. Помогая учителю принимать ванну, наблюдал за его дыханием и работой мышц. Ежеминутно работал над собой, развивая интуитивное предвидение развития ситуации, и доказывал самой своей жизнью идеал “тацудзин-ва додзё номинарадзу” – “Мастер – и вне стен додзё мастер”.

А.Горбылев, ж-л “Додзе”, №2/2003 (16)